Июль 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
Август 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  
Сентябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
Посмотреть другие выпуски корпоративных СМИ

В борьбе за живучесть и на берегу, и под водой

В рамках встречи «Герои среди нас» студентам УрГЭУ посчастливилось встретиться с капитаном легендарного атомного подводного крейсера «К-219» Игорем Британовым и из первых уст узнать, чем закончился его последний боевой поход.

В октябре 1986 года на борту подлодки произошла разгерметизация шахты и взрыв одной из 16 ракет, возникла угроза взрыва ядерного реактора. Ближайшими странами к месту аварии были Куба и Америка. Нашим героям-морякам удалось избежать непоправимых последствий, при этом в живых осталась большая часть экипажа: из 119 подводников из похода не вернулись четверо.

С тех событий минуло более 30 лет, но капитан I ранга Игорь Британов в деталях помнит всё, что тогда произошло.

В одну из шахт субмарины стала поступать забортная вода. Точной причины неизвестно до сих пор. По-прежнему остаётся две версии: вода поступила либо по неисправным внутрикорабельным системам (орошения, осушения, заполнения), либо через отверстие, образовавшееся в результате касания иностранной подводной лодки. Впоследствии вода попала в торпедную шахту, произошел скачок внешнего давления и температуры. Ракета дала трещину, затем произошел взрыв, нанесший большие повреждения, началось возгорание.

Игорь Британов считает причиной аварии человеческий фактор. Моряки самостоятельно занимались устранением течи и своевременно не доложили об этом капитану, тем самым доведя ситуацию до состояния, когда взрыва уже нельзя было избежать. Он и сейчас отсекает вторую версию: «Никто из экипажа не видел и не слышал американской подлодки».

Вероятнее, по его мнению, мог выйти из строя клапан одной из систем трубопроводов, вода могла поступать через него пусть и небольшим потоком. Кстати, в аварийной шахте проблемы с клапаном были ещё на берегу, но перед выходом в море его заменили. О других проблемах, к сожалению, командиру не докладывали.

Были и другие, как говорит Британов, «организационные моменты», имея в виду проблемы с комплектованием экипажа. Перед походом по разным причинам в экипаже заменили несколько офицеров и мичманов. «Вроде бы мелочи. Но когда несколько нюансов накладываются один на другой, то происходит серьёзный сбой», – уверен Британов.

После взрыва благодаря невероятным усилиям экипажа лодка всплыла. Борьбу за живучесть вели в более выгодном надводном положении. При перепаде давления разгерметизировались баки с горючим окислителем, вылившимся в трюм четвертого отсека. Часть окислителя смешалась с водой, моряки производили откачку и предотвратили дальнейшее распространение опасного газа.

В результате взрыва вышло из строя и несколько электрощитов. Электропитание перестало поступать на атомный реактор левого борта. При недостаточном электропитании «падает» аварийная защита, предотвращающая ядерный взрыв. Компенсирующие решетки, которые полностью глушат реакцию, автоматически не опустились. Игорь Британов говорит, что на Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 года тепловой взрыв произошел как раз потому, что не заглушили реактор.

На терпящем бедствие подводном судне компенсирующие решетки защиты реактора нужно было опускать вручную. Сделать это очень сложно. В «реакторный ад» с высоким давлением и температурой воздуха в громоздких костюмах химзащиты пошли старший лейтенант Николай Беликов и матрос Сергей Преминин. Во второй заход физически крепкий Преминин пошел один, героически справился с заданием, но потерял сознание. В это время в соседнем отсеке запылал огонь. Давление зашкаливало и двери заклинило. Извне люк также не смогли открыть…

Во время аварии погибло ещё три моряка. При тревоге они нарушили правила безопасности, не включив средства защиты органов дыхания. После того как пожары зафиксировали ещё в нескольких отсеках, личный состав покинул субмарину.

Трое суток лодка была под угрозой затопления. Капитан всё это время оставался на корабле. К крейсеру подошли советские гражданские суда, начали буксировку на север. По подсчетам специалистов это могло занять 2-2,5 месяца.

Британов говорит, что затопление стало неожиданным, так как плавучесть лодки была хорошей. Неожиданно командир не увидел в рубочное окно носовой надстройки корабля. Через полтора часа под водой скрылись двери рубки. Командир покинул корабль последним по приказу главнокомандующего. «С плота я увидел винты лодки, уходящей под воду. Позднее мне сказали, что с момента моего схода с корабля и его утоплением прошло всего 2 минуты», – вспоминает Игорь Британов.

Почему лодка утонула? Видимо, на третьи сутки оставшаяся жидкость с компонентами топлива, с окислителем с концентрированной азотной кислотой и другими очень активными веществами разъела резиновые, медные прокладки внешних трубопроводов, кабельных трасс, отчего образовались бреши, которых было достаточно, чтобы отсеки заполнились водой.

Почти год работала правительственная комиссия. В сентябре 1987 года пришел приказ об увольнении Игоря Британова в запас. Также уволили механика и замполита, а экипаж переформировали. Лишь через 10 лет Британова реабилитировали и повысили в звании.

Капитан Британов гордится тем, что в 1997 году в США сняли фильм «Враждебные воды» об аварии на русской субмарине «К-219», где его сыграл Рутгер Хауэр. «Пожалуй, это первый фильм, где русские военные показаны не воинствующей стороной, хотя в нём много неточностей и преувеличений», – говорит капитан.  Уже после выхода фильма на экраны Указом Президента Б. Ельцина посмертно звезду Героя России вручили родителям Сергея Преминина.

После рассказа о гибели подлодки Игоря Британова буквально «засыпали» вопросами.

Игорь Анатольевич, была ли дана объективная оценка событиям, произошедшим на лодке?

Правительственная комиссия рассматривала позиции строителей судна, а также ВМФ, эксплуатирующего его. Обе стороны, зная свои недостатки, начали со взаимных претензий. Это завело их в тупик, ни одна из сторон не хотела остаться виновной. Тут вспомнили, что есть ещё третья сторона – экипаж, которой, по сути, и пришлось ответить по всей строгости. Да, два человека допустили ошибки. Но все остальные-то героически боролись. Я трижды представлял достойных моряков к награждению. В последнем ответе наградного комитета говорилось, что ВМФ не считает необходимым поднимать этот вопрос. Были ли учтены недоработки проектировщиков, не могу сказать, но в апреле 1989 года утонул «Комсомолец».

В момент спасения лодки предлагали ли свою помощь американские военные?

– К нам подошли наши суда, американский спасатель, через сутки – американская подлодка и самолет. По радиосвязи через суда, участвующие в спасательной операции, они регулярно предлагали свою помощь, но никакой необходимости в этом не было.

Как сложилась ваша жизнь после увольнения в запас?

– Работал в морской школе ДОСААФ, начальником полигона в борьбе за живучесть кораблей. В 90-е создал с приятелем кооператив, два года занимался деревообработкой, затем ушел в общественную работу. В 1992 году организовал клуб моряков-подводников, в 1995 – Уральский военно-морской союз. Чтобы содержать семью, параллельно работал в коммерческих структурах.

Сейчас работаю на «НПО Автоматики», занимаюсь гарантийной эксплуатацией, обслуживанием и ремонтом производимой техники, установленной на комплексах управления радиоактивным оружием подлодок.

Расскажите о сегодняшней общественной работе? В чем состоит шефство над уральскими подлодками «Екатеринбург» и «Верхотурье»? Или после увеличения госрасходов на оборону необходимость в этом отпала?

– Я председатель Уральского военно-морского союза, объединяющего ветеранов города и области. Основная сфера деятельности нашей организации, в первую очередь, – патриотическое воспитание молодежи. По первому зову я и мои коллеги приходим во все учреждения – от детского сада до воинской части. Не все понимают, что подводная лодка – огромнейшее сооружение с пятиэтажный дом, 150 метров в длину, 17 метров в высоту. Рассказываем, в том числе и об этом.

Второе – это поддержка ветеранов, друг друга: у нас есть и ветераны войны, и нуждающиеся в лечении. Третье – своим участием в разных мероприятиях демонстрируем военную мощь ВМФ. Необходимость шефской помощи крейсерам «Верхотурье» и «Екатеринбург» остаётся и в настоящее время. Поддержкой моряков и их семей занимается благотворительный фонд «Таганский». Когда 20 лет назад шефская помощь только зарождалась, у моряков не было ни носков, ни оргтехники. Сейчас необходимо заботиться об организации отдыха их детей, медицинском обследовании и лечении.

Вы сын морского офицера, кроме вас в семье есть ещё военные моряки?

– У меня младший брат Александр – моряк, правда, гражданского флота. Мои дети стали юристами. Дочь – консультант в банке. Сын работал прокурором Чкаловского района. На пенсию вышел с должности заместителя прокурора Ингушетии, преподает в юридической академии.

Вы стали командиром подводной лодки в 34 года. Насколько это молодой возраст для капитана?

– Это реальный возраст карьерного становления, капитанами в то время становились и в 30 лет. Из тринадцати боевых походов в морской биографии поход 1986 года в должности капитана был третьим. Мне было 36 лет.

Несмотря на свою непростую военную биографию, агитируете ли Вы молодежь идти в морфлот и вообще в Вооруженные силы России?

– Не агитирую, а объясняю, что военная служба – это лучший жизненный опыт. Современная молодежь в большинстве – индивидуалисты. Армия учит жить в коллективе, где общая задача, на всех одна радость и одна беда. В отрыве от дома прививается самостоятельность, умение принимать решения.

На взгляд человека непростой судьбы в ВМФ, какова доля романтики в профессии военного?

– Романтика, конечно, есть. На подлодках – поменьше, потому что ничего не видишь, находишься по три месяца в закрытом помещении. Занимаясь общественной работой, часто встречаю ветеранов, которые, отслужив 20-30-40 лет назад срочную службу, гордятся этим и оставили о том времени самые хорошие воспоминания.

Наверняка, у вас есть своя версия гибели подлодки «Курск» в 2000 году?

– Моё мнение неофициальное и поэтому я не имею права его озвучивать. Но это была внутрикорабельная причина, из-за которой возник пожар в первом отсеке, тогда и прозвучал первый взрыв, создалась высокая температура и сдетонировали торпеды правого борта.

Я смотрел французский фильм о «Курске». Там преподносится, что по лодке стреляли торпеды. Тогда такого дикого антагонизма между странами не было. Мы командиры подлодок, в лицо друг друга не знаем, но уважаем, и никто не стал бы стрелять торпедами в чужих водах и по чужой подлодке. Это неправда.

Впоследствии «Курск» подняли на поверхность. В отношении «К-219» такая возможность не рассматривалась, в том числе Америкой и Кубой, на территории которых она покоится в водах Атлантики?

В 2000 руководство страны было другое. Путин дал клятву, что поднимет «Курск», и через год подняли. Кстати, я был в Североморске, когда первые тела подводников привозили в город. Но «Курск» лежал на глубине 100 метров, а «К-219» – 5,5 километра. Что касается «К-219», атомный реактор, находясь на такой глубине, безопасен. «Комсомолец» затонул на 1,5 километра в Норвежском море, его тоже никто не поднимает. Нет такой необходимости.

Сегодня в видеоролике студентам показали отличный медицинский блок подводной лодки, где и простуду можно вылечить, и зубы, и аппендицит удалить. Это правда?

– Так оно и есть. В медблоке амбулатория и изолятор на два койко-места. У корабельных врачей основная подготовка хирургическая, перед выходом в море они стажируются в госпиталях в больнице скорой помощи в Мурманске. Ребята вполне подготовленные. Мне во время похода доктор вырывал зуб, сломав пинцет, и ничего (улыбается). Просто другого инструмента не нашлось, да и опыта было недостаточно, но боль у меня прошла. По возвращению на базу обратился в поликлинику.

В своём президентском послании Владимир Путин говорил о подводных беспилотниках, которые способны выполнять свои задачи без экипажа. Как Вы оцениваете пользу и перспективы использования таких аппаратов?

– Я таких аппаратов не видел. В разработках и испытаниях не участвовал. Думаю, эти аппараты могут использоваться как носители оружия с возможностью стрелять торпедами или ракетами, находясь длительное время в океане. Недавно был в командировке в пункте базирования Гаджиево­ – там таких лодок нет. Возможно, это страшная военная тайна, которую только президент имеет право знать.

Р.S. Каждые пять лет в начале октября экипаж «К-219» собирается в г. Санкт-Петербург. Начинается встреча в Никольском соборе, где проходит панихида по погибшим.

 

В рамках встречи «Герои среди нас» студентам УрГЭУ посчастливилось встретиться с капитаном легендарного атомного подводного крейсера «К-219» Игорем Британовым и из первых уст узнать, чем закончился его последний боевой поход.

Фотогалерея:

Пресс-служба УрГЭУ

Просмотров: 989
Поделиться:

Для того, чтобы мы могли качественно предоставить Вам услуги, мы используем cookies, которые сохраняются на Вашем компьютере (сведения о местоположении; ip-адрес; тип, язык, версия ОС и браузера; тип устройства и разрешение его экрана; источник, откуда пришел на сайт пользователь; какие страницы открывает и на какие кнопки нажимает пользователь; эта же информация используется для обработки статистических данных использования сайта посредством интернет-сервисов Google Analytics и Яндекс.Метрика). Нажимая кнопку «СОГЛАСЕН», Вы подтверждаете то, что Вы проинформированы об использовании cookies на нашем сайте. Отключить cookies Вы можете в настройках своего браузера.

Согласен