Сентябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Октябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
Ноябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    
Посмотреть другие выпуски корпоративных СМИ

Анонсы событий

Все
26.10.2018
Приглашаем на День первокурсника УрГЭУ 2018 «С чистого листа»
26 октября 2018г. в 16.00 в Уральском государственном экономическом университете пройдет главный праздник всех студентов - «День первокурсника»
01.11.2018
Приглашаем на Интерактивный конгресс студентов и магистрантов
Кафедра менеджмента УрГЭУ проводит VI ИКСМ (Интерактивный конгресс студентов и магистрантов). Тема VI ИКСМ: «Стратегическое управление развитием: теоретический и практический аспект». Дата проведения VI ИКСМ: 01 – 14 ноября 2018 года.

Чей арсенал победит: правоохранителей или преступников?

Нападение со стрельбой на клиента в банке «Нейва», вооружённый разбой у ТРЦ «Карнавал», ограбление ювелирного магазина на ул. Вайнера, хищение из банкомата на ул. Шварца – это лишь несколько крупных и весьма дерзких преступлений в Екатеринбурге за последнее время. Что это: разгул преступности или осенний синдром? Поговорим об этом с доктором юридических наук, профессором, и.о. заведующего кафедрой публичного права УрГЭУ, адвокатом Денисом Гончаровым.

– Денис Юрьевич, в свете последних громких преступлений появляется ощущение, что осенью количество грабежей и разбойных нападений растёт. Что говорят специалисты о зависимости количества такого рода преступлений от времени года?

– Действительно, криминологи отмечают, что осенью с возвращением людей из отпусков, теплых краёв, курортов и возрастанием их деловой активности, растёт и количество подобных преступлений против собственности. Конечно, повышается привлекательность объектов нападений: люди перевозят денежные средства, обменивают валюту, продают и приобретают недвижимость, автотранспорт, вступают в иные формы деловой активности. Поэтому выводы о сезонности таких преступлений резонны. Как раз сейчас мы видим повышение интереса криминалитета к людям, пускающим свои денежные средства в оборот. Преступники нападают на тех, кто возит деньги в банки, иные кредитные организации. Что касается нападений на ювелирные магазины, то, очевидно, сезонность здесь не так выражена. Потому что такие магазины, а также ломбарды и подобные объекты для хранения и оборота высоколиквидных и дорогих материальных ценностей работают круглогодично и подвергаются нападениям регулярно.

– В периоды финансово-экономических кризисов грабежи и разбои происходят чаще?

– В периоды кризисов не только финансово-экономических, но и политических, в периоды смены эпох растут, пожалуй, все виды преступности. Поскольку в структуре преступности самую большую долю занимают преступления против собственности, в том числе хищения, можно сказать, что в такие времена количество корыстных и иных преступлений против собственности увеличивается. Наиболее ярко это выражается, когда происходят революции и тому подобные потрясения, меняется социально-экономический строй, пример тому 90-е годы прошлого века.

Но в последние годы по ряду причин зарегистрированная преступность в целом в стране и в мире снижается. Однако если пользоваться самыми свежими официальными данными правоохранительных органов, то можно заметить некоторые разнонаправленные тенденции. С одной стороны, по данным МВД России, в январе – августе 2018 года, в сравнении с тем же периодом прошлого года, грабежей зарегистрировано меньше на 12,4%, разбоев – на 18,8%. С другой стороны, в целом по стране регистрируется прирост преступлений с использованием оружия на 10,8%, а ущерб, причинённый всеми зарегистрированными преступлениями, на 43,6% больше аналогичного показателя прошлого года.

– Как коррелируют сведения о грабежах и разбоях со сведениями о вооруженной преступности и об ущербе?

– Однозначно сказать сложно, поскольку линейную зависимость обнаружить не удастся. Да, количество вооружённых разбоев тоже снижается. А вот данными о том, растёт или снижается ущерб от грабежей и разбоев, мы не располагаем. Но в целом рост вооружённой преступности и рост ущерба от преступности в стране – тревожат. Распространение оружия и рост его использования криминалитетом, рост ущерба – всё это показатели эффективности преступности, а не борьбы с нею.

– По Вашему мнению, что толкает людей на преступления, сопряженные с применением насилия и оружия?

– Есть причины и условия преступности в целом, факторы конкретных видов преступлений. Если говорить о конкретных видах, то можно выделить массу детерминант разных уровней. Если говорить о наиболее частых причинах общеуголовных преступлений, таких, как хищения, то их совершают люди не устроенные, не имеющие возможности или желания легально обеспечить себя, потребности своих семей. Главным образом эти, а также комплекс иных причин криминологи выделяют в числе факторов корыстной преступности. Если говорить непосредственно о грабежах и разбоях, то это преступления, в ходе совершения которых может применяться насилие, а при совершении разбоев, насилие или угроза его применения – это обязательный признак, порой и оружие применяется. Поэтому, выделяя причины и условия грабежей и разбоев, и причины применения насилия в ходе совершения этих преступлений, следует назвать и невозможность в конкретных случаях совершения хищений иным способом. Объекты, о которых мы говорим, в том числе ювелирные магазины, кредитные учреждения, так или иначе охраняются и похитить тайно, то есть совершить кражу, просто придя с улицы, человек не может. Тогда он совершает преступление открыто, в присутствии работников, может быть, посетителей, и для того, чтобы сломить сопротивление, он угрожает, а при необходимости и применяет насилие. В числе причин следует назвать физические возможности нападающего. Человек со скромными физическими данными вряд ли изберёт открытый способ совершения хищения с применением насилия или с угрозой его применения, особенно в одиночку. В числе факторов, обусловливающих совершение преступлений, следует особо выделить и поведение жертвы. В криминологии этому посвящён раздел «виктимология». «Виктима» по-латински – жертва. Те, кто полагаются на благоприятный исход своего появления в банке с крупной суммой денег, порой, ошибаются, не прибегая к таким мерам предосторожности, как сопровождение, техническое оснащение своей безопасности, и, может быть, частичное размещение наличности, а не сразу крупной суммы. В этом смысле большинству граждан следует задуматься о своем поведении и самим принимать достаточно серьёзные меры предосторожности. Думаю, что при обмене крупной суммы в обменных учреждениях, надо понимать, что не только владелец денег может отследить информацию о том, где наиболее выгодный курс обмена. Это могут сделать и преступники и направиться к тому кредитному или обменному объекту, где наиболее вероятно появление людей с приличными суммами валюты. Это нужно учитывать и предпринимать превентивные меры.

– Способен ли арсенал современных правоохранителей обеспечить 100-процентную раскрываемость тех преступлений, с которых мы начали разговор?

– Такая раскрываемость – это некий идеал, к которому нужно стремиться. Без такой цели работа правоохранительных органов может утратить смысл. Но каким бы ни был технический и иной арсенал, какими бы ресурсами ни была обеспечена правоохранительная система, всё-таки полностью победить или хотя бы раскрыть все преступления против собственности, по всей видимости, не удастся никогда или в ближайшем обозримом будущем наверняка. Потому что арсенал преступников тоже меняется, совершенствуется. Если хищения совершаются путём взлома, взрыва банкоматов, нападения на ювелирные магазины и инкассаторские экипажи, на отдельных граждан с крупными суммами денег, то это говорит о том, что преступность технически оснащена неплохо. Во всяком случае, их оснащение позволяет им совершать технически сложные преступления, скрываться с похищенным. К тому же технически сложные преступления, как правило, носят групповой характер, с распределением ролей между соучастниками, что позволяет нередко признавать такие группы организованными. Это одна из наиболее опасных форм соучастия. Преступления организованных групп вряд ли будут раскрыты на 100 процентов в ближайшее время. По официальным данным МВД России, в январе-августе 2018 года остались нераскрытыми 9,3 тыс. грабежей,  961 разбойное нападение. Но в правоохранительной системе есть такое понятие, как «раскрытие преступлений прошлых лет». В ряде случаев раскрываются преступления, порой многолетней давности. Несмотря на то, что преступлений прошлых лет в названный период в целом раскрыто чуть меньше, чем за аналогичный период прошлого года (на 3,3%), всё-таки с учётом их раскрытия, а также других факторов, раскрываемость преступлений с годами растёт. Например, сейчас могут раскрываться нападения, в том числе и 1990-х годов, когда правоохранительная система не справлялась с задачей раскрытия большого потока преступлений. Так увеличивается раскрываемость, в том числе преступлений корыстной направленности. Жертвам, не уповающим только на действия правоохранителей, могут содействовать допускаемые к расследованию адвокаты потерпевших, особенно те, кто имеет опыт следственной службы. От стадии возбуждения уголовного дела до стадии судебного разбирательства важно не только изобличение виновных и их привлечение к ответственности, но и эффективная деятельность по возмещению ущерба.

Нападение со стрельбой на клиента в банке «Нейва», вооружённый разбой у ТРЦ «Карнавал», ограбление ювелирного магазина на ул. Вайнера, хищение из банкомата на ул. Шварца – это лишь несколько крупных и весьма дерзких преступлений в Екатеринбурге за последнее время. Что это: разгул преступности или осенний синдром?